Есть лишь одна причина, почему вы не открыли ИИС

16.07.2015

Первый вице-президент НП РТС Андрей Салащенко — об индивидуальных инвестиционных счетах, их возможностях и реальности.

За первое полугодие 2015 года российские граждане открыли более 32 тыс. индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС). ИИС представляют собой новый инструмент для частных инвестиций, их суть — в налоговых льготах, которые можно получить, внося на счет деньги (не более 400 тыс. рублей в год). Это абсолютная новация для российского финансового рынка и граждан, желающих приумножить свои сбережения. Внеся деньги на ИИС, частный инвестор может получить налоговый вычет в размере 13% на сумму ежегодного взноса или освободить от налогообложения весь доход, полученный от инвестиций в рамках ИИС. Для получения льготы счет должен просуществовать не менее трех лет, в целом же срок его действия не ограничен. При этом открыть ИИС можно и без средств, наличие денег, необходимое для получения вычета (первый вариант), фиксируется на ИИС лишь на конец календарного года (31 декабря). Сейчас для ИИС введены ключевые ограничения: не более 15% суммы на счете может быть инвестировано в депозиты, и никаких вложений в Forex — таким образом, надеются разработчики концепции ИИС, счета максимально стимулируют граждан к инвестициям на фондовом рынке.

Пока участники рынка признают, что значительная часть ИИС — пустые либо на них находится небольшая сумма, значительно уступающая максимальной. Можно ли уже сейчас сказать, чем станут ИИС для российских частных инвесторов — просто способом получить налоговую льготу или окном на фондовый рынок?

Первый вице-президент НП РТС Андрей Салащенко, участвовавший в обсуждении закона об ИИС, уверен, что сейчас еще рано отвечать на этот вопрос. Гораздо важнее сделать такие счета массовым инструментом, убедить как можно больше людей открыть их и начать пользоваться. ИИС — отличная возможность не повторить ошибок, которые были допущены с накопительной пенсионной системой, программой софинансирования и народными IPO. Учитывая обширный печальный опыт, считает Салащенко, в случае с ИИС не нужно идти по пути чрезмерного регулирования, и текущее законодательство направлено на то, чтобы дать ИИС шанс получить широкое развитие.

— Когда ИИС только стартовали, назывались достаточно оптимистичные цифры: например, что через пять лет на этих счетах будет аккумулирован один триллион рублей. Сейчас мы видим более 30 тысяч открытых ИИС. Как определить, есть ли шанс достичь желанного триллиона? Как вообще будет развиваться этот инструмент?

— Я не думаю, что мы увидим какой-то фантастический рост, по разным причинам. В частности, потому, что в настоящий момент людей достаточно тяжело убедить выходить из депозитов. Тема ИИС будет развиваться, она достаточно интересная, и года через два, когда мы поймем, что темпы все-таки не те, на которые мы рассчитывали, скорее всего, будут обсуждаться меры стимулирования ИИС.

— Считается, что прототипом российских ИИС послужили американские накопительные пенсионные счета IRA.

— У нас получилась такая смешанная модель. Мы достаточно близки к IRA в том смысле, что там есть ограничения на вывод средств (точнее, вывод экономически лишен смысла до определенного времени) и есть возможность налогового вычета. Другое дело, что в США это больше под пенсионную схему сделано. В чем-то мы похожи на английские ISA и японские NISA (см. таблицу. — «Эксперт»). При этом я сторонник того, чтобы чуть-чуть побольше взять от канадских TFSA. Там есть пара очень хороших вещей — они не ограничивают возможность вывода и дают возможность переносить взносы на следующий год.

— Как это — переносить?

— Представьте, что у вас нет возможности в этом году что-то внести, но зато вы имеете право внести в следующем году вдвое больше. Я думаю, что в дальнейшем возможны определенные концептуальные изменения в отношении ИИС — возможность извлекать деньги со счета на определенные покупки раньше срока.

В ряде статей ИИС, как и пенсионная накопительная система, четко позиционировались как средство для того, чтобы стимулировать российского долгосрочного инвестора.

— Разве это не так?

Безусловно, в этом есть смысл. Однако из-за этой логики, если помните, оказалась возможна дискредитация рынка пенсионных накоплений, ведь в акциях до сих пор размещено всего шесть-семь процентов этих средств.

— Но ведь известно, что виной тому ограничения на инвестирование накоплений.

Да, получается так, что ты вводишь ограничения, а потом говоришь: «Посмотрите на них!» Ну и нужно быть честным: с 2003-го до 2008 года всем казалось, что все отлично. Если бы в 2009 году расширили направления инвестирования, история была бы, наверное, другая. Но это как раз и говорит о том, что вопрос направления инвестирования становится критичным, если мы не хотим дискредитировать институт ИИС через три года. Кстати, нужно отдать должное Банку России, он с самого начала был настроен минимизировать ограничения таким образом, чтобы в этот раз не наступить на те же грабли. Я и некоторые мои коллеги активно говорили о том, что нужно предоставить владельцам ИИС максимальные возможности, в том числе по иностранным ценным бумагам. Почему нет? Разумно дать брокерам и управляющим возможность предложить разные стратегии своим клиентам. Потому что совершенно очевидно: как только ИИС закончат год с цифрой плюс 18 процентов, все будут хлопать в ладоши и говорить: как классно! Но если они закончат год с такой же доходностью, как накопления за последние года четыре (средняя доходность — около одного процента. — «Эксперт»), хлопанье в ладоши закончится.

— Иностранные ценные бумаги для ИИС разрешены?

—Да, но только те, что обращаются на российских площадках. Например, акции ведущих мировых компаний на Санкт-Петербургской бирже или еврооблигации на Московской.

— А производные финансовые инструменты?

— Пока разрешены. Я думаю, что с ними ничего не произойдет.

— А можно ли с ИИС торговать с плечом, то есть на заемные средства?

В настоящее время ограничения как такового нет, поэтому, когда люди с ИИС будут инвестировать в срочный рынок, сделка с плечом там теоретически возможна. Поэтому я думаю, что сделки с плечом будут. Другое дело, что нужно понимать: в настоящий момент все стратегии, которые предлагают брокеры и управляющие по ИИС, в основном ориентируются на то, чтобы все-таки не принести клиенту сразу резко большой убыток. У подавляющего большинства брокеров стандартный набор стратегий, и ни одна из них не предполагает агрессивного ухода в плечо на срочном рынке. Другое дело, что это, конечно, возможно.

В целом, по моей информации, сегодня активно используют ИИС те лица, которые уже знают, что такое фондовый рынок. И они торгуют на таких счетах примерно с тем же набором инструментов, что и на обычном брокерском счете.

Новые же клиенты, открывшие ИИС, все-таки более консервативны.

— На самом деле самый большой простор для вывода налогов из-под налогообложения предоставляет возможность внебиржевых сделок со средствами с ИИС. Она есть?

— Ограничений как таковых нет, но я не представляю себе тех брокеров и управляющих, которые практически будут активно это предлагать.

— Брокеру и не обязательно что-то предлагать. Допустим, я как клиент прихожу к какому-то небольшому дружественному брокеру, завожу деньги — те самые 400 тысяч рублей — на ИИС, покупаю акции или векселя какого-нибудь юрлица, а потом продаю их нужному контрагенту по цене в сотни раз выше и вывожу доход из-под налогообложения. Такой небольшой внутренний мини-офшорчик.

— Я думаю, что эти внутренние небольшие офшорчики, может быть, кто-то и использует, но они очень быстро будут закрыты. Потому что такая вексельная операция, какую вы описали, сразу же полетит в Росфинмониторинг и Банк России. После того как она прилетит в Росфинмониторинг, я думаю, история будет закрыта. В настоящее время такого ограничения нет, теоретически такая схема возможна. Но я не вижу в этом большого смысла. Давайте будем честны: во-первых, 400 тысяч рублей — сумма не такая большая; во-вторых, возможность привлечения негативного внимания к ИИС будет, я думаю, брокерами прекращена очень быстро. Им в первую очередь это невыгодно.

Самый разумный вариант

— Давайте вернемся к имеющейся статистике по ИИС. На большинстве открытых ИИС лежит не по 400 тысяч рублей?

— О чем вы говорите?! Я не знаю, открыли ли вы ИИС, но я всем говорю: «Ребята, вы хотя бы просто откройте пустой ИИС. Потому что с учетом действующего законодательства это будет как минимум выгодно». И мы тут не одиноки. Вот статистика по Канаде: порядка 30–40 процентов TFSA в течение года никаких взносов не получают, и это нормально. Людей, открывших TFSA, 10,7 миллиона человек, и 3,9 миллиона ничего на них не внесли в прошлом году. Зато 1,9 миллиона человек внесли максимально возможную сумму. Максимальный взнос там был меньше нашего, а средняя зарплата больше. У англичан средний взнос на ISA пять тысяч фунтов из 15 тысяч возможных.

— Вы клоните к тому, что не надо обольщаться и ждать показателя в триллион рублей?

— У нас была названа цифра: 50 тысяч ИИС открывается каждый год. И она мне кажется абсолютно реальной. Если мы говорим о триллионе рублей через пять лет, то это очень смелое заявление, как мне кажется. И для его реализации нам всем нужно очень серьезно поработать. Взять, например, тех же японцев. Японцы только что, одновременно с нами, запустили свои NISA. Они хотят на эти счета перевести 1/60 своих депозитов. У нас депозитов со сроком больше года где-то восемь-девять триллионов рублей. И даже если мы хотим побороться за 1/10–1/15 депозитов, это достаточно серьезно. Тем более что многие депозиты сроком более года значительно больше по суммам, чем 400 тысяч рублей, так что их в ИСС целиком все равно не принести. Я ради интереса приведу такие цифры: триллион через пять лет мы могли бы получить (при ставке 12 процентов годовых), если бы 1 января этого года у нас открылось 350 тысяч ИИС, на каждый из которых было бы внесено 400 тысяч рублей. Или больше миллиона ИИС, если бы на них была внесена примерно треть разрешенной суммы. Дальше тоже посчитать достаточно легко. У нас 75 миллионов экономически активного населения. Из них, по последним опросам, 40 процентов говорят, что в принципе не имеют сбережений, еще 30 процентов отказались от сбережений или уменьшили их. Остается 22 миллиона экономически активного населения, на которые теоретически можно рассчитывать.

— Что же делать?

— Я думаю, что мы, безусловно, будем стараться увеличивать максимально разрешенный объем. Другое дело, что, конечно, это все равно не сильно поможет. При средней зарплате 27,5 тысячи рублей в стране (в Москве — 55 тысяч) мы понимаем, что у людей просто нет денег, чтобы что-то более или менее значимое вносить на ИИС. Поэтому мотивационная составляющая достаточно тяжелая. И главная проблема: надо дать людям возможность по каким-то направлениям забирать средства с ИИС.

Сейчас, когда я использую налоговый вычет первого типа и забираю 52 тысячи рублей у государства, если после этого я вдруг захочу забрать деньги с ИИС, мне придется государству все вернуть. Но вот простая ситуация: у меня сейчас 400 тысяч рублей, я принес их, положил на ИИС, после этого у меня, не дай бог, возникает какая-то срочная задача, и мне нужны эти денежные средства. Ключевые срочные расходы людей — лечение, образование и недвижимость. И я абсолютно уверен, что если была бы возможность извлекать средства с ИИС хотя бы на эти нужды, то было бы гораздо легче объяснять людям, чем выгодны ИИС. Кажется, это такой небольшой нюанс — возможность изъять когда-нибудь деньги на какую-то глобальную нужду, но на самом деле в итоге она оказывается ключевым фактором. Люди, которые являются клиентами тех же микрофинансовых организаций, вообще не имеют денежных средств. А если они у них появляются, они не имеют возможности с этими деньгами ничего сделать, кроме как подержать десять дней на счете. Ни им, ни тем, кто просто живет от зарплаты до зарплаты, вообще никак не объяснить, зачем нужны ИИС.

— У них и возможности такого инвестирования нет.

— В принципе их участие в ИИС возможно. Есть люди, у которых имеются сбережения на уровне 50–100 тысяч рублей, и они их раз в год тратят на что-то. Нам нужно людей каким-то образом стимулировать, чтобы они понимали: если у тебя образуются свободные денежные средства, наиболее разумный и выгодный вариант — пойти и положить их на ИИС.

— Но ведь есть еще один немаловажный фактор: случись что с банком, депозит человеку вернут.

— Механизм страхования по ИИС уже обсуждается. Да и не в этом дело. Люди держат деньги в лучшем случае на карточке, в худшем случае — наличными у себя дома. С этим надо бороться. Я, например, уверен, что значительная часть успеха ИИС лежит в продвижении. Нам реально необходим миллион активных ИИС. Но для этого нам нужно десять миллионов не сильно активных владельцев таких счетов.

Если брать ставки, то стратегии, предлагаемые по ИИС, сегодня достаточно конкурентоспособны в сравнении с депозитами. Кроме того, можно делать те же стратегии с гарантией возврата капитала (гарантированная безубыточная стратегия. — «Эксперт»). Когда институт пенсионных накоплений только начинался, такая стратегия могла бы взорвать этот рынок. Но, к сожалению, ее очень долго не принимал Минфин. Я думаю, что на ИИС такие стратегии появятся и будут активно использоваться.

К концу текущего года, думаю, будет 50 тысяч ИИС, их средний размер вряд ли значительно превысит 100 тысяч рублей. В сумме это около пяти миллиардов рублей.

— Кажется, это неплохо.

— В принципе для начала это нормально. Просто нужно иногда более реально смотреть на вещи. Вопрос, который для меня сегодня является более важным: почему ИИС не открыли те 60–70 тысяч человек, у которых есть активный счет на бирже? Есть только одна реальная причина, по которой такой человек не открывает ИИС: он боится, что эти денежные средства ему понадобятся.

— Но бумаги, например, завести на ИИС нельзя. Значит, ему придется продать активы.

— Слово «активный» означает, что такой инвестор совершает хотя бы одну операцию в месяц. То есть он все равно в какой-то момент проходит через деньги, хотя бы частью своего портфеля. И если у нас есть люди, которые уже на рынке, но при этом не используют ИИС, — значит, в этом инструменте имеется какой-то изъян.

— Может быть, ИИС им просто не нужен?

— Как он может быть не нужен? Допустим, я три года успешно инвестирую на рынке, имею среднюю величину счета 100 тысяч рублей (условно) плюс 20 процентов имею в год, а с меня каждый год удерживают 2,6 тысячи рублей. Каждый год я плачу неизбежно, если выхожу внутри года в деньги. А теперь я все то же самое буду делать с ИИС, да еще и забирать 13 тысяч рублей — или не платить 2,6 тысячи.

Населению, плохо знакомому с рынком, объяснить смысл ИИС очень сложно. Эти люди слышат про пенсионные накопления, что, мол, никто ничего там не заработал, денежные средства потеряны и так далее. Как объяснить пользу ИИС тем, кто был когда-то в ОФБУ?

— Еще такой момент: брокеры, ПИФы, пенсионные фонды — все они смотрят на вопрос финансовой грамотности каждый со своей стороны, и никто не обращает внимания, что люди в метро читают газету и видят там объявления, что можно получить 25 процентов за три месяца на вложенные средства. Поле уже занято «форексом» и «микрофинансами».

— Согласен. Может быть, нам как раз и нужно в этой теме финансовой грамотности поиграть как-то глобально на государственном уровне. Сейчас профучастники рынка хотя и объединились в проекте продвижения ИИС, но каждый из них пытается продвинуть себя, что логично. Однако при этом теряется само существо дела. Вы для начала объясните людям, почему ИИС лучше денег под подушкой, почему ИИС может существовать у человека, у которого зарплата 25 тысяч рублей. Финансовая грамотность не стала, как мне кажется, государственной задачей. И один вопрос на прямой линии с президентом про ИИС и ответ Владимира Владимировича, что он и вся его семья открыли ИИС, думаю, сразу обеспечили бы серьезный интерес к этой теме. Но таких механизмов вербальных интервенций у нас практически нет.

— И все же, если мы представим, что привлекли людей со средней зарплатой, какой эффект для фондового рынка мы можем получить?

Мое личное мнение: сегодня ИИС важны сами по себе, просто как факт. Этот механизм должен показать, что он надежен, дает человеку возможность заработать, денежные средства для него не потеряны и так далее. А все вопросы, связанные с «давайте разовьем российскую экономику в долгосрочной перспективе, давайте инфраструктурные облигации выпустим…», — вот когда мы сможем оперировать теми же цифрами, что и англичане, канадцы, американцы, тогда мы получим этот эффект, за него не борясь. Давайте создадим инструмент для людей, а когда появится миллион активных счетов, будем думать, как теперь это использовать для развития национальной экономики, долгосрочных инвестиций и так далее. Это наш шанс.


Источник: ЭКСПЕРТ

Не пора ли покупать доллар?

В какие акции вложиться на 2017 год: советы известных инвесторов

Как получить налоговый вычет по ИИС: пошаговая инструкция

Loading...
Комментарии
Статьи по теме "Материалы"

Инвестиции без налогов

Российские власти, чтобы подогреть интерес граждан к инвестированию на фондовом рынке, с 2015 года предлагают всем желающим открывать индивидуальные инвестиционные
3508 0

Инвестиционный счет для частного инвестора

Что такое индивидуальный инвестиционный счет, и зачем он нужен частному инвестору? В условиях действующего в РФ законодательства вложения в ценные
3346 0

Интерактив. Индивидуальные инвестиционные счета и налоговые льготы

В рамках акции «Коммент.Арс» Хусаинова Елена Ивановна задает следующий вопрос: «Длительные инвестиции в РФ планируется стимулировать через создание индивидуального инвестиционного счета, или
2086 0